Сумеет ли Китай создать контртеррористический механизм у своих границ?


По мнению аналитического издания «Стратфор», политическое руководство КНР пытается найти новые пути обеспечения безопасности своим экономическим интересам в регионе и в мире целом. В марте этого года Китай предложил Таджикистану, Афганистану и Пакистану
создать контртеррористический механизм для обеспечения безопасности в регионе.
Если данный механизм будет поддержан всеми государствами, то он окажет значительный эффект на региональную безопасность и на геополитическое положение КНР. Тем самым, Пекин берет все больше обязательств в отношении безопасности и стабильности в Южной и Центральной Азии, что может вызвать негативную реакцию со стороны других держав.

Китай значительно нарастил свои экономические интересы по всему миру в основном благодаря инициативе «Один пояс, одна дорога». Целью инициативы, запущенной в 2013 году, является поиск новых источников энергии, развитие торговли и строительство транзитных путей сообщения через Центральную и Южную Азию, Ближний Восток и Европу.

Однако политическое руководство КНР, оценивая уровень безопасности, пришло к выводу, что эти проекты могут быть подорваны различными региональными угрозами. К таким можно отнести деятельность движения «Талибан» и группировки «ИГ». При этом большое количество боевиков Исламского движения Восточного Туркестана получают убежище в Афганистане. Многие из них перебираются и оседают в северо-восточной части этого государства на границе с КНР, тем самым подрывая стабильность и безопасность, что приводит к затруднению китайского экономического развития. Нередко боевики проводят вооруженные нападения на провинцию Синьцзян.

Недавние инициативы КНР в области контртерроризма свидетельствуют о растущих угрозах китайским интересам в Центральной и Южной Азии, а также на самой территории Поднебесной. Пекин еще не раскрыл все подробности механизма реализации предполагаемой структуры. Также пока неизвестными остаются объемы и бюджет.

Стоит отметить, что на сегодняшний день данную инициативу поддержал только Афганистан. Тем не менее, ожидается, что Таджикистан и Пакистан в ближайшей перспективе также подключатся к процессу так как заинтересованы в стабилизации ситуации в Афганистане, ликвидации боевиков и прекращении потока беженцев. Предполагается, что таким образом указанная четверка государств попытается застраховать экономический коридор «Китай-Пакистан», в которую Пекин инвестировал порядка 45 млрд. долл. США для развития инфраструктуры, энергетического сектора и транзитных путей, соединяющих Пакистан и КНР.

Посредством данного механизма Пекин намеревается не только защитить свои экономические интересы в регионе. В феврале 2016 года Таджикистан и КНР обсудили вопрос создания совместного контртеррористического центра в Душанбе. Кроме того, Китай стал более активным в разрешении кризиса в Афганистане, а также выделил порядка 500 млн. долл. США для поддержки афганского сектора безопасности. При этом КНР подписала договор с Пакистаном об обеспечении безопасности пакистанским контингентом военнослужащих (порядка 10 тысяч человек) экономического коридора «Китай-Пакистан». Также КНР увеличила свои усилия в противодействие терроризму в Центральной Азии под эгидой ШОС.

КНР использует новый аспект в проекте контртерроризма, который является весьма уникальным. Этот механизм не будет подчиняться руководству ШОС или выглядеть шаблонным китайским подходом. Таким образом, становится очевидным, что Китай реализует все более осознанную и обдуманную идею обеспечения безопасности соседних государств, хотя в прошлом избегал подобного рода сотрудничества. Упор политического руководства КНР в обеспечении стабильности в Афганистане частично отражает подход Пекина в развитии безопасности и интеграции других стран региона для реализации проекта «Один пояс, одна дорога».

Стоит отметить, что создание контртеррористического механизм будет весьма сложным для КНР. Так, существуют институциональные и геополитические препятствия. Пекин, как и в период прежних проектов в сфере безопасности, будет всесторонне изучать все аспекты, что займет достаточно долгое время. Предполагается, что на начальном этапе участники контртеррористического механизма ограничатся обменом разведывательных данных и укреплением безопасности на границе. Также маловероятно, что в краткосрочной перспективе КНР напрямую будет вовлечен в проведение контртеррористических операций. После того, как Пекин изучит обстановку, возможно, будут расширены координационные вопросы на границе по обеспечению безопасности проводимых Афганистаном контртеррористических операций.

Роль Пакистана в вышеупомянутом механизме является ключевой. Эта страна традиционно опирается на различные военизированные группировки для достижения своих целей в регионе, несмотря на то, что Исламабад очень редко предоставляет боевикам убежище на своих границах. Однако, в последнее время появляются признаки того, что Пакистан меняет свою политику в отношении боевиков. Генералитет пакистанской армии неоднократно отмечал, что Исламабад испытывает проблемы из-за своей поддержки военизированным группировкам в регионе. Кроме того, Пакистан понимает что вложения КНР в коридор «Китай-Пакистан», являются залогом региональной стабильности в целом. Таким образом, Пакистан уже инициировал расширение своей кампании против боевиков, частично по просьбе КНР, для обеспечения безопасности экономических проектов.

Между тем, другие иностранные государства-державы в регионе неоднозначно восприняли посыл КНР. С одной стороны РФ, США и Индия благоприятно восприняли идею укрепления безопасности за счет дополнительных контртеррористических инициатив со стороны КНР. С другой стороны эти государства с опасением рассматривают эту инициативу, так как Пекин за счет укрепления безопасности может нарастить свое влияние в регионе в ущерб РФ, Индии и США. Это частично оправданно, так как КНР укрепляет свои позиции в сфере безопасности по всему миру, например, строит военно-морскую базу в Джибути, вовлекается в борьбу с пиратами в Африке, расширяет свое присутствие в операциях под эгидой ООН и увеличивает присутствие в Южно-Китайском море.

Расширение сотрудничества в сфере безопасности КНР и Таджикистана Москва будет рассматривать как прямую угрозу для своих геополитических позиций в регионе, которые уже теряют устойчивость после расширения экономических связей КНР. Индия будет обеспокоена укреплением связей КНР с вражеским Пакистаном. Кроме того, Индия попытается не допустить перекрытия Пакистаном и КНР доступа к Центральной Азии. США также будут обеспокоены доминированием КНР в сфере безопасности в Центральной и Южной Азии.

Осуществиться или нет проект создания контртеррористического механизма, но остается фактом рост роли КНР на международной арене. Военное присутствие КНР в регионе и в мире целом растет в целях поддержки безопасности экономических интересов страны за границей. При этом, политическое руководство КНР все больше присматривается к приграничным соседям. Раз КНР берет на себя обязательства по проекту «Один пояс, одна дорога», стране однозначно будут необходимы силы для стабилизации и поддержки уровня безопасности. Вследствие чего предполагается, что КНР будет расширять сотрудничество в сфере безопасности со странами которые вовлечены в этот проект, в том числе и с Казахстаном.


Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *